Жизнь и драйв

Директор по продажам и маркетингу углеводородного сырья СИБУРа Алексей Марков – об экстриме, эмоциях, юморе и эффекте кинематографа при выборе профессии.

О работе

Сибур занимает существенную часть моей жизни, в том числе и за периметром жизненного пространства офиса: периодически возникают срочные звонки и почта, на которые нужно реагировать. Углеводородный бизнес специфичен и отличается высокой динамикой и необходимостью принимать быстрые, но осознанные решения. Иногда происходят и внештатные ситуации, несущие существенные операционные риски и требующие от нас активных митигирующих действий.

С приходом на должность директора пришлось переместиться из позиции «знаю сам, лучше всех умею, сейчас покажу», в позицию «сделайте, я посмотрю, если будет необходимо, скорректирую». Для меня это новый опыт, и значительное расширение функционала, где я не только руковожу трейдерами и маркетологами, но и выстраиваю бизнес-процессы и информационные потоки между командами продаж и маркетинга корпоративного центра, экспортными трейдерами, базирующимися в SIBUR International (трейдер компании) и смежными функциями.

Куршевель, Франция. Фрирайд в VERBIE, Швейцария. Хелиски Lech, Австрия.

О вызовах и возможностях

Жизненные вызовы начались с самого начала профессиональной деятельности. В августе 1998-го страну накрыл первый серьезный финансовый кризис, закрывший почти весь импорт. Я тогда только окончил университет и уже начал работать в компании, занимавшейся импортом мебели. Пришлось искать себя снова, вспомнил, что всегда привлекала сырьевая среда.

С приходом на должность директора пришлось переместиться из позиции «знаю сам, лучше всех умею, сейчас покажу», в позицию «сделайте, я посмотрю, если будет необходимо, скорректирую».

Всегда и в жизни, и в работе, и в спорте старался использовать любые возможности, с которыми сталкивался, и никогда не отказывался от вызовов, даже если шансы были не столь высоки. Именно так приобретается опыт, который позволяет двигаться дальше.

Давным-давно мой товарищ, читая газету «Ведомости», сказал мне: «Смотри, норвежское посольство в Москве объявило конкурс на изучение морской логистики и грузоперевозок в Норвегии. Наверное, какая-нибудь ерунда». Говорю: «А давай попробуем послать свои анкеты. Может чего-нибудь и получится. В принципе, штука интересная…» Так получил грант на годовое обучение в Норвежской академии морского транспорта.

О перемещениях и открытиях

Путешествия сильно расслабляют и напитывают новыми эмоциями, но они становятся менее яркими, если постоянно перемещаться, например, по работе. Поэтому если путешествие зависит только от меня, строю маршрут через интересные или экзотические места. Выбор места — это некий компромисс между комфортом и возможностью активного отдыха. Например, в Таиланде жил в хорошем отеле, но каждое утро ездил на арендованном автомобиле в местный клуб на утреннюю тренировку по тайскому боксу. От Кубы, например, не ожидал получить столько эмоций. Любовь кубинцев к своим вождям, прежде всего к Че Геваре, совершенно неподдельная. Он является для них воплощением истинного борца. Любовь, с которой о нем говорят, и жизнерадостность кубинцев поражают, а еще на Кубе поражает сочетание старого и нового: Кубинцы не утрачивают национального самосознания и внутренней целостности, но при этом понимают, что их прежняя жизнь — это уже вчерашняя история.

Маврикий, кайт спот Le Morne. Вейкборд на о-ве Бинтан.

О фрирайде

Лыжи — моя любовь с 6 лет. Стараюсь использовать каждый шанс, чтобы оказаться на склоне. Какое-то время я жил и работал в Англии. Снега там нет в принципе — приходилось летать в Швейцарию. В Вене обнаружил, что Австрия хоть и считается горнолыжной страной (по крайней мере я так считал), но до ближайших горок из Вены не меньше четырех часов дороги.

Скука на европейских трассах — основная причина моего погружения во фрирайд (от англ. freeride — «свободная езда, катание»). Хотелось, чтобы дух захватывало, как в детстве.

Фрирайд в VERBIE, Швейцария.

Фрирайд — уже не спорт, это приключение с преодолением себя. Когда катаешься по подготовленной трассе, то понимаешь, что до тебя еще 500 человек по ней же проехали. Фрирайд же — это самостоятельный выбор маршрута и единение с природой.

О первом экстриме

Первое погружение в экстрим — вынужденное внетрассовое катание в девять лет, потому что склоны Чегета и Домбая представляли собой один большой оффпист (off piste skiing — катание на горных лыжах по нетронутому снегу, вне традиционных трасс). Если хочешь спуститься вниз, то только сквозь бугры, заструги, сросшийся и хаотично сформированный ландшафт — другого пути не было. Такая своего рода битва за жизнь и здоровье.

О единомышленниках

Я никогда не отказывался от вызовов, даже если шансы были не столь высоки. Именно так приобретается опыт, который позволяет двигаться дальше.

В Лондоне я нашел объединение фрирайдеров, организованное профессиональными гидами, которые с тобой катаются вне трасс. Это очень важно, так как человек не может кататься вне трасс один, рядом нужен опытный товарищ, который знает местный ландшафт. Был случай в Швейцарии, когда мы должны были подниматься в гору до определенной точки пешком, и перед подъемом всем выдали альпинистское снаряжение. Я говорю: «Зачем это, мы куда-то полезем?» Гид отвечает: «Нет, это если вы в какую-нибудь расщелину провалитесь, чтобы мы вытащить вас могли». Спрашиваю: «А глубокие эти расщелины?» Он: «Ну, может, метров 50».

Моя цель сделать за сезон хотя бы 3–4 кратковременных выезда в горы. Удовольствие от фрирайда можно получить только в хорошую погоду, если же шанс посетить горы выпал на повышенную лавиноопасность или плохую видимость, то катаюсь по обычным трассам вместе со всеми.

Гольф, Маврикий. Стрелковый клуб, Москва.

Об эмоциях

Я не борюсь за адреналин, борюсь за новые эмоции. Новые ощущения как раз наполняют ими, чтобы затем сохраниться в сознании и стать приятным воспоминанием. Все мои фрирайд-спуски я помню гораздо ярче, чем те «дни сурка», когда катался по обычным трассам. Обычный день курортного горнолыжника не отличается разнообразием. Зато, наверное, нет ни одного одинакового спуска вне трассы. Всегда есть элемент неожиданности. На склоне есть возможность ехать медленно, смотреть по сторонам. Все в памяти остается ярче окрашенным и более четким.

О спорте, с которым не сложилось

Я очень плохой футбольный болельщик. Еще в детстве, когда наблюдал за игрой, меня совершенно не цепляло. И даже когда жил в Лондоне, мои коллеги-женщины разбирались в футболе лучше меня.

Многие из нас – перфекционисты, нам хочется, чтобы все было идеально. Но добиваясь зеркального блеска, можно выпустить ситуацию из вида.

Еще я не катаюсь на сноуборде. Не отметаю его, просто, когда вставал на лыжи, сноуборда в помине не было. Конечно, можно было переучиться, но мне кажется, что лыжи дают свободу, а сноуборд, наоборот, сковывает. Зато все мои летние увлечения связаны с доской: вейкбординг (от англ. wakeboard, wake — «кильватер», board — «доска»; экстремальный спорт, сочетающий элементы воднолыжного слалома, акробатику и прыжки), виндсерфинг, кайтинг (от англ. kite — «воздушный змей»; спорт, основанный на силе тяги воздушного змея, которым управляет спортсмен, двигаясь на серфе, водных лыжах и др.). Но с кайтом сложнее — под него тоже нужна подходящая погода и условия.

О борьбе и безопасности

В Лондоне я начал увлекаться единоборствами. Жил в восточной части города, в очень космополитичном, но не очень безопасном районе. Поэтому походы в клуб прямо напротив моего дома изрядно повышали мою уверенность в себе в английских пабах. Единоборства помогали разгрузить мозг от стресса и улучшали общую физическую подготовку.

Несколько раз проводил отпуск в Таиланде, где много времени уделял тренировкам в местных бойцовских клубах. Атмосфера там совершенно потрясающая, наверное, сказываются ощущения от пребывания на родине Муай-Тай, не говоря уже о высокой профессиональной подготовке тренеров. Но потом снова случился переезд, и теперь тренируюсь только от случая к случаю.

Утренний фитнесс на Кубе. Вейкборд, Кипр.

О времени

24 часов в сутках не хватает, если задач много. Это значит, нужно расслабиться и посмотреть на все объективно. А потом сконцентрироваться на главном и сделать это за ограниченное время. Многие из нас — перфекционисты, нам хочется, чтобы все было идеально. Но добиваясь зеркального блеска, можно выпустить ситуацию из вида. Бывает, что после запуска базовой версии под корректировками меняется вся концепция. Так может случиться и в бизнесе, и в жизни.

Юмор очень важен, чтобы не сойти с ума. В профессиональной среде, на переговорах или в отношениях с коллегами без него невозможно.

О юморе

Юмор очень важен, чтобы не сойти с ума. Юмор может разрядить излишне наэлектризованную атмосферу: в профессиональной среде, на переговорах или в отношениях с коллегами без него невозможно. Мне, наверное, повезло — редко попадаются люди с атрофированным чувством юмора.

О кино

Первый фильм, который оставил очень яркое впечатление, — «Уолл-Стрит» 1987 года. Я его посмотрел в большом региональном городе вместе с родителями, пока мы ждали вылет. Меня с первых кадров захватили магия, драйв и экшн, а вместе с ним — непонятные слова про котировки, изменения, столкновения сил и политические игры. Уже потом, когда я думал о профессии, мне пришла в голову мысль, что нужно вернуться к мечте о трейдинге. Вот такой отложенный эффект кинематографа.

Кино я очень люблю, поход в кинотеатр — это идеально. Но иногда хочется посмотреть что-то из классики или то, что на большом экране не показывают, пересмотреть старые советские фильмы. Тогда — это дом или самолет. Фильмы могут быть совершенно разных жанров: триллеры, боевики, драмы и, естественно, комедии, потому что, как я уже говорил, юмор в нашей жизни — штука важная.

Тренировка Муай Тай, о-в Пхукет, Таиланд.

Скачать PDF

Другие публикации

Содержание номера